13 июля 1999. Двадцатый день похода.

    (Петрова)
     Об этом дне много рассказывать не придется. Мы возвращались к деревне - - - - - по тем же озерам, по которым плыли 11-го и 12-го числа.

    (Подольская)
     Погода вела себя очень странно, и так каждый день. Выплываем - светит солнце, к обеду - наплывают тучи, поднимается ветер, а вечером вообще становится холодно.

    (Перфильев)
     Больше всего не люблю возвращаться тем же маршрутом. А здесь еще тот же обнос в 180 метров, но в обратную сторону. Тоска! Хоть и здесь было что-то новое. Девчонки, сами, все вместе, взяли какой-то катамаран и донесли его до нижнего озера.

    (Добрушина)
     Был ещё один интересный случай. Парни спустили катамаран на воду и радостно хотели было пойти за следующим судном... А чалка-то! Кто бы про неё вспомнил! Наш катамаран поймали местные мальчишки, которые были очень рады такому развлечению - не часто им, наверное, приходиться вылавливать катамараны...

    (Беляева)
     Сегодня плыли назад до первого обноса. Встать надо было максимально близко к шоссе, что бы недалеко было тащить вещи к автобусу. Перед постановкой лагеря Юрий Владимирович, Илья Гаврилин и я пошли искать бывший пионерский лагерь, где мы надеялись нанять автобус для завташнего переезда. Лагерь оказался заброшенным, и автобус мы не наняли. Но узнали расписание рейсовых автобусов. Тогда мы вернулись и стали собирать катамараны.

    (Сазонова)
     Назад не хотел никто. Почти. На обносе мы (девчонки) решились на подвиг, взяли катамаран и перетащили его. Вот. Гаврилин сегодня сказал, что я научилась грести. Ну, что, ура, что ли? В последний день похода.

    (Подольская)
     В последний вечер мы разбирали катамараны. Было грустно. Всё-таки не хотелось уезжать.


[ Cледующий день]